Евгений Расторгуев

Портрет со скульптурой.png

Художники прошлого в значительно большей степени, чем современные, были знакомы со Словом, со словесным творчествомю Достаточно вспомнить такие значительные литературные явления ,как "Дневник" Эжена Делакруа или письма Винсента Ван Гога (список этот можно пополнить многими именами).

И хотя Евгений Расторгуев - художник исключительно современный, с точки зрения своих связей со словесностью он тяготеет больше к прошлому, может быть, не такому далекому, но к тому времени, когда пишущий художник не был редкостью.

Расторгуев Владеет даром слова: он образно описывает природу, старину (в особенности любимый и родной Городец), умно и профессионально оценивает произведения искусства и всегда дает их интересный анализ, эмоционально и взволнованно передает свое внутреннее состояние, ассоциации, мысли "по поводу", оценки. Его интересно читать, потому что привлекает точность слова, небанальность взгляда. ОН умеет в ясную словесную форму облечь свой опыт художника, свои наблюдения за цветом, формой, пространством. Это - редкое качество.

Биография

Родился в семье учителя. С 1924 года семья жила в Городце, в доме бабушки Анны Спиридоновны Хорошеньковой на улице Церемоновская Заверниха. В 1930 году Расторгуев впервые побывал в Москве, посетил Третьяковскую галерею и Музей западной живописи. В 1934 году семья переехала в посёлок Правдинск близ Балахны, Евгений начал заниматься в кружке рисования под руководством Сергея Александровича Веселовского. Отец, теперь работавший бухгалтером, подарил ему книги Амбруаза Воллара «Ренуар» и «Сезанн». В 1935 году Евгений поступил в Горьковское художественное училище, где основным преподавателем был Анатолий Васильевич Самсонов, ученик Сергея Васильевича Герасимова по ВХУТЕМАСу. Здесь Расторгуев познакомился с Тамарой Петровной Гусевой, позже ставшей его женой. В 1940 году, по окончании училища, участвовал в Областной художественной выставке, работы «Мельница», «Ветреный день» вызвали благожелательную оценку прессы и зрителей. В 1941 году Расторгуева мобилизовали в Красную Армию. В 1943 году воевал на Карельском фронте, участвовал в Петсамо-Киркенесской операции по освобождению Северной Норвегии. В том же году зачислен в штат общевойсковой газеты 32-й армии «Боевой путь». С 1944 года приказом маршала К. А. Мерецкова переведён на возведение комплекса «Свирская победа». В 1945 году награждён орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». В 1946 году демобилизовался в чине лейтенанта. В 1946 году поступил сразу в два художественных вуза — Институт им. И. Е. Репина в Ленинграде (зачислен сразу на 2-й курс) и Государственный художественный институт им. В. И. Сурикова в Москве. Предпочёл обучение во втором. На старших курсах обучался в мастерской С. В. Герасимова. Общался с художниками старшего поколения В. П. Ефановым, Ю. И. Пименовым, Ф. С. Богородским, А. Г. Тышлером, Н. А. Шифриным, Г. М. Шегалем, Н. М. Чернышёвым. В 1951 году окончил курс. Был принят в СХ СССР сразу, минуя кандидатский стаж, по рекомендации Герасимова. Показал на II Всесоюзной выставке дипломных работ студентов художественных институтов СССР выпуска 1953 года в залах Третьяковской галереи работы «Порт Владимир» и «Студентка» (портрет Тамары Гусевой).

В 1957 году женился на Т. П. Гусевой.

В 1976 году сын Т. П. Гусевой от первого брака Александр Варламов женился на Людмиле Васильевне Кормилиной (Варламовой), позже ставшей хранителем наследия Е. А. Расторгуева и Т. П. Гусевой. В 1979 году родилась внучка Наталья.

В 1980 году Расторгуев впервые после многолетнего перерыва побывал в Городце, в 1983 году приобрёл здесь дом, ставший постоянным местом летнего отдыха для членов семьи.

На протяжении всей жизни Расторгуев постоянно путешествовал по стране. Побывал на Беломорье, Баренцевом море, Вологодчине, Урале, Братской ГЭС, Дальнем Востоке, Сум-острове, в Ферапонтове, Находке и др. Бывал в Италии, Франции, США.

13 июня 2002 года трагически погибла Т. Н. Гусева.

Живопись

В 1920-х годах Городец оставался еще не тронутым революцией деревянным городом с ярмарками, старыми вывесками, расписными прялочными донцами. Эта атмосфера отложилась в восприятии будущего живописца, сформировала его эстетические предпочтения. Свои первые работы масляными красками («Ниагарский водопад», «Портрет Тургенева») Расторгуев написал в семилетнем возрасте (1927) для городецкого пряничника Алексея Горохова. За работу заказчик заплатил юному художнику полными собраниями сочинений В. Г. Короленко и К. Гамсуна.

В годы обучения Расторгуев развивался в русле социалистического реализма в соответствии с принципами преподавания. Общаясь с множеством старших художников, приобретал и совершенствовал профессиональные навыки. 1954 год отмечен созданием ряда портретов — матери, народного артиста СССР М. И. Царёва, киноактрисы Н. В. Мордюковой, режиссёра Б. А. Львова-Анохина. В 1957 году Расторгуев стал экспонентом Всесоюзной художественной выставки, посвящённой 40-летию Октябрьской революции, с картиной «Юность», впоследствии приобретённой Третьяковской галереей.

В 1960–1964 годах сформировалась новая изобразительная манера художника, индивидуальная, не имевшая преемственности с соцреализмом. На художественном совете перед одной из экспозиций картина «Дальний рейс» (1964) была отклонена идеологической комиссией ЦК КПСС (не выставлялась до 1995).

Путешествия Расторгуева по Русскому Северу отразились в создании цикла реалистических живописных полотен. В этом контексте его, как и других «масловских художников» (иначе «городка художников», в частности, живших или имевших мастерские на ул. Верхняя Масловка в Москве), следует причислить к создателям сурового стиля в отечественном изобразительном искусстве второй половины XX века.

В 1957 году на VI Всемирном фестивале молодёжи и студентов Расторгуев познакомился с Аугусто и Долорес Калигари (Италия), большими поклонниками изобразительного искусства. Дружба продолжалась всю жизнь. Уже в 1959 году состоялась первая поездка Расторгуева в Италию, откуда он привёз цикл монохромных работ (бумага, гуашь, тушь, акварель, размывка), запечатлевших ныне ушедшую городскую натуру, служившую активным фоном в фильмах Ф. Феллини и М. Антониони.

Первая работа Расторгуева, созданная по городецким мотивам, «Дядя Вася с красной балалайкой», появилась в 1967 году. Следом написаны «Вечер в Городце», «Овражная улица» и др.

Книжная графика

С 1960 года Расторгуев начал сотрудничать с журналом «Юность», с 1965 года занялся книжной графикой. Оформил свыше ста книг в издательствах «Детгиз», «Молодая гвардия», «Советский писатель». В 1967 году за оформление книги В. П. Рослякова «Один из нас» награждён премией ВСХВ. Лучшая работа художника в этой области — иллюстрации к роману В. М. Кожевникова «День летящий» (1983).

Скульптура малых форм

Расторгуев начал заниматься керамикой с 1960 года, и в этой области творчества его стилистика начала претерпевать изменения. Он обратился к народной глиняной игрушке, которую видел воочию во время городецкого детства. Художник вспоминал:

 

«В дни моего детства многие улицы небольшого провинциального городка, расположенного в среднем течении могучей реки, по-древнему — малого Китежа или Городца — на Волге, по субботам превращались в многолюдные торжища. А по большим церковным праздникам у Троицкого собора, что стоит на высоком холме, пятиглавого, с красивой колокольней, среди густой, плотной, то нежно-зелёной, то ультрамариновой листвы, хранящей галочьи острова с их концертами, — шумели пёстрые ярмарки.

И на этих базарах, под карусель гармошки, среди яркой лоскутности узорных платков, потоков людей, движущихся в каком-то таинственном лабиринте, тут же возле резных домиков, окружающих это оживлённое многоголосье, часто под ногами на земле, или в телегах на соломе, иль на рогожах весело лежали грудами, навалом изделия из глины — всевозможные лошадки, барыньки, петушки-свистушки, такие безукоризненные в своих формах, точно хранящие ещё тепло печей, где их обжигали.

А там дальше — более сложные: копилки в виде домиков-башенок, весёлых котов или рыб-русалок».

 

Восприняв формы народной игрушки, Расторгуев создавал авторские вещи, с одной стороны, связанные с традицией, с другой — индивидуальные и современные. Авторскую технику скульптуры описал А. Д. Сарабьянов:

 

«Как появилась эта скульптура? Ведь техника её изготовления была своей собственной, изобретённой. Появление было и случайным, и закономерным. Наставником Расторгуева в деле обжига глиняных фигур стал мастер гончарного дела и потомок гжельских умельцев Иван Сучилин. Первые важные советы Расторгуев получил от него. Потом шёл своим путём, на опыте постигая профессиональные секреты и придумывая собственные.

Когда Расторгуев начал обжигать шамотную глину при температуре 2000 градусов, то эффект оказался удивительный. Фигуры, посаженные на каркас, разваливались, потому что каркас сгорал. Надо было искать самодостаточную форму, которая держала бы сама себя. Опыт народного искусства подсказал нужное, и форма кринки стала основой и главным элементом его скульптур. Оставалось простое — утолстить стенки кринки, прорисовать лицо, прилепить усы, шляпу или что-нибудь несуразное. И получалась забавная фигура под стать городецким жителям».

Литературное творчество

Творчеству различных художников Евгений Расторгуев посвятил ряд статей, вошедших в его книгу «Записки из Зазеркалья». Здесь же помещены рассказы. Есть у Расторгуева и книга стихов «Венок». В прозе он неожиданно для читателя, знавшего его только как художника, предстаёт вдумчивым философом искусства, переосмысливающим литературу Серебряного века и раздумывающим о судьбах таких далёких стилистически, казалось бы, мастеров, как Василий Чекрыгин. Поэзия Расторгуева во многом носит характер спонтанного высказывания. Она не производит впечатления отделанного, много раз обработанного «литературного произведения», но ощущается как ритмически организованный монолог, обращённый к конкретному собеседнику.

 

Пригоршни звёзд я прячу

под подушку.

И на душе моей

светло…

Мне ангел голубец зенита

льёт в окно,

и на полу танцует месяц…

И око вещее мне зрак показывает

свой,

и дом — не дом, окно твоим платком

колышет занавеской

светло-прозрачный тюль…