Наталья Варламова

photo_2020-03-23_09-48-14.jpg

Наталья Варламова выбрала профессию художника анимационного кино, и здесь она удостоена международных наград — в Сеуле за фильм «Привередливая мышка»(Союзмультфильм) и в Каннах, где короткий рекламный ролик получил «Серебряного дельфина». В 2014 г. она стажировалась в студии «WETA WORK-SHOP», где был созданы костюмы, грим и декорации фильм «Властелин колец» (Веллингтон), работала и по-прежнему сотрудничает с производственной частью студии «Союзмультфильм», ныне работает в студии Гарри Яковлевича Бардина. Участвует в фестивалях анимационных фильмов.

…А могла бы стать чистым живописцем: чувство колорита и пластики масляной живописи дано ей от природы, и то, что другим достаётся годами тяжёлого труда и неимоверным усилием, она в состоянии исполнить играючи. Небольшие пейзажные холсты Натальи Варламовой отчасти напоминают картины её бабушки, Тамары Гусевой, но это вряд ли может быть воспринято как «влияние» старшего художника на младшего. Скорее здесь действует общность видения и даже в большей степени ощущения мира как удивительно интересной материальной области, где способен заявить о себе любой предмет, занимающий место в пространстве и вытесняющий объём пустого воздуха. Живопись в таком смысле и есть факт репрезентации предмета, только уже в диалоге с автором произведения.

Дома, реки и лодки в работах Натальи Варламовой выполнены в лучших традициях московской школы живописи, исповедовавшей принцип равноправия двух реальностей в произведении — обыденной, видимой простым глазом, и собственно живописной. Поэтому «формы самой жизни» в этих работах переданы пастозно, чаще пятнами, чем линиями, а любой фрагмент бытия строго организован композиционно. За счёт этого самый маленький холст кажется больше своих физических размеров: обе реальности в полноте сказываются в нём.

Занимаясь анимационным кино, Наталья Варламова не отказывается от станковых видов искусства и периодически обращается к ним. Такова серия графических работ, сделанная ею в редкой и довольно трудоёмкой технике граттажа, введённой в арсенал художественных приёмов М.В.Добужинским; причём в случае Натальи Варламовой граттаж очень и очень многослоен и вдобавок дополнен поверхностной прорисовкой и штриховкой. Наталья Варламова предпочитает литературные сюжеты — или те, что поддаются пересказу, домысливанию; ей свойственно внимание к мифологическим образам, неважно, какой это миф, архаический или литературный. Она нуждается в символе и транслирует его. Одной изобразительности ей, кажется, не хватает, необходима история, повествование — для самой себя и тех, кто смотрит на листы. Экспресссионистический характер её графики как нельзя лучше помогает соединить оба начала — нарратив и визуальность.

Обе эти сферы творческой деятельности, и анимационное кино, и станковую графику, роднит сложность исполнения. Наталья словно ищет задачи, над решением которых приходится потрудиться, как будто намеренно избегает возможностей создать зрительный образ лёгким касанием кисти. Качественное кино — результат долгих совместных усилий многих людей, и каждый посвящает своей «партии» много времени; есть люди, которых это не пугает, а притягивает.

Наталья Варламова из их числа. Уважая материальный мир, она даёт на него свой ответ: сложно сделанную поверхность изображения.